БУДНИЙ ДЕНЬ В ПАРКЕ

Через пару минут, забравшись, наконец, в маршрутку, смекнул все же, – не случайно и отвлекся. Поскольку в маршрутке звучал все тот же «племяшовский» сленг, круто пересоленный ненормативной лексикой. Это на переднем сиденье разговаривал по «мобиле» вполне приличный и взрослый парень в модном полупальто, по виду – банковский работник, и в речи его темпераментной, без малейших слюнтяйских попыток приглушения хорошо поставленного баритона с начальническими нотками, изредка можно было уловить в монологе представителя офисного планктона приличные слова и коммерческие термины, свидетельствующие о профессиональной избранности парня без комплексов. Не скажу, что от подобных слов краснею, как гимназистка, но одно дело – мат бурильщика в диалоге его с непокорным железом или непонятливым помбуром под немолчный грохот дизелей и другое – в общественном транспорте… Хорошо еще, детей в маршрутке нет. Попытался все же внушить себе, что сейчас времена такие, бескомпромиссные времена, и напористость, «раскованность», «незакомплексованность» парня ему необходимы – преумножают полезные деловые качества. Дай­-то Бог…

Градус настроения, и без того с утра невысокий, упал, тем не менее, ниже критической отметки. И где, стесняюсь спросить, можно прогуляться в середине буднего дня в нашем суровом рабочем северном городе? «Может, в кино? – предлагал в смурной голове некто бодрящийся, – или… иначе поднимем настроение?» А в ответ ему некая хмурая составляющая меня, та, которой отчего-то хотелось хранить и лелеять упадническое настроение, под стать, дескать, пасмурной погоде: «А в парке, безлюдном в эту пору, прогуляться слабо?!»

Делать нечего, поддался на «слабо» и отправился в парк.

А чего – день как день сегодня, некомфортные, несмотря на положительный свой знак, восемь сиротских градусов, пронизывающий ветерок, затянутое хмарью небо при манкирующем своими обязанностями дневном светиле и временами накрапывающий дождичек – настроению под стать.

Еще на подходе к парку Победы со стороны улицы Нефтяников увидел сцену оживленной производственной деятельности: гудит и поводит стрелою подъемный кран, сверкает и брызжет искрами сварочный аппарат, деловито снуют рабочие. «Ага, идет спешный ремонт колеса обозрения, «чертова колеса!» – догадался первым «оптимист». А «пессимист» оказался мудрее, предложил спросить прежде у рабочих о причине и цели работ. И прав оказался. Подхожу к работающим. Познакомились, разговорились.

Работы проводит ЗАО «Ренако». И заключаются эти работы, как объяснил газорезчик Александр Иванович Паненко, в… полном демонтаже «чертова колеса».

«Да как же так, это что же – город наш в лето остается без такого популярного аттракциона?!» – воскликнули и оптимист, и пессимист в унисон. Но Александр Иванович, серьезный и вдумчивый человек средних лет, авторитетно пояснил: «Так надо, безопасность отдыхающих – прежде всего. В фундаменте под Колесом обнаружены нарушения, могущие привести к аварии, поэтому администрация и приняла решение о демонтаже». А молодые парни, работающие вместе с Александром Ивановичем – слесарь-монтажник Рустам Ишсарин и машинист АГП Александр Михалкин (на фото слева направо, прим. ред.), эмоционально жестикулируя, еще и показали весьма впечатляющие провалы в бетонном фундаменте. Поблагодарив и попрощавшись с занятыми монтажниками, отправляюсь вглубь парка.

Пессимист во мне торжествует: «Ну вот, мол, не монтаж, а демонтаж – а чего еще ждать таким хмурым утром…»

А на площадке песчаной недалече от входа – дети, вездесущие неунывающие дети! Помните, у Шевчука: «Посмотри, как носится смешная и святая детвора!..» Детвора и впрямь носилась, кувыркалась беззаботно и самозабвенно! «А чего ей еще-то делать, детворе?», – бурчал пессимист, не желавший поддаваться заразительной беспричинной радости игры, движения – радости жизни, бьющей через край. Вот носится ошалевшая слегка от простора и свободы маленькая и пушистая, как варежка, забавная собачка с непременным ярким бантиком на лохматой головке, – йоркширский терьер Муха. «Ага, чего ей, Мухе-то – была бы хозяйка рядом», – продолжает бурчать пессимист. А хозяйки тут же – Аня и Ангелина, они часто приходят сюда поиграть (на снимке: Аня, Ангелина и, конечно, неразлучная Муха).

Чуть поодаль ребята постарше играют в футбол. С ними – мужичок непрезентабельного вида. «Ну с этим все понятно – приподнял слегка настроение искусственно, не без помощи напитков, вот и веселится!» – зудит свое пессимист. А хоть бы и так: уныние – худший грех. Пущай веселится как может, лишь бы не хулиганил.

Иду дальше. Аттракционы в основном безлюдны. Хотя нет – вот качается, поскрипывая меланхолично, древнеславянская ладья – аттракцион «Летучий корабль» с единственным «матросом»­девочкой на борту. Никуда не улетит этот летучий корабль – с фундаментом у него все в порядке, надежен – убеждаюсь, подойдя поближе.

Поодаль – аттракцион и вовсе экзотический, называется «Корсар». Карусель раскручивает здесь зеленый от скуки огромный осьминог, пассажир тоже только один. Представляю, какая здесь очередь из ребят в выходные и праздничные дни!

Аттракционы на любой вкус. Разноцветные лошадки и цветные жирафы спят, свернувшись клубочком, набираясь сил к выходным. Машины на площадке бездвижны, пожилая женщина-кассир в ожидании посетителей дремлет на редком солнышке, втиснувшись в детскую машинку. Странное чувство охватывает: все это уже было когда-то давно, в детстве моем, истаявшем в дымке времен… Так же качались, поскрипывая, качели, так же трепал случайный ветерок зеленый брезент палатки кассира, и скакали недвижно куда-то лошадки и олени карусели. Молоденькая листва стройных березок шелестит все так же таинственно; прислушайся и поймешь, наконец, о чем шепчутся друг с другом деревья… Все в этом парке такое, как в детстве моем. Выходит, есть нечто постоянное в нашем изменчивом мире, – это светлая память, ностальгия по детству, всегда прекрасному, как прекрасен лес при любой погоде – и зимой, и осенью, и даже в такой хмурый, как сегодня, пасмурный день.

Случайно глянул на часы – брожу в парке каких-то два часа, а сколько всего увидел и вспомнил! Пессимист во мне затих, скукожился, хотя и попытался все же вякнуть: «Ага! А вата?! Сладкая вата, ну, помнишь, из детства, а? И где она?!» О-­о, этот восхитительный сахарный сугробик, это чудное сладкое облачко! Увы, продавца пушистой ваты, действительно, нигде не видно. Спрашиваю у скучающей смотрительницы бездвижной карусели. «Да будет вам и вата, куда же без нее! – оживляется женщина, – Приходите в выходной, когда солнышко нас согреет». Пессимист, приободрившийся было: «Ну как же, все, де, по-моему!» сдулся окончательно, поскольку тут ко всему и солнышко выглянуло, да бодро так, совсем по-летнему засияло отдохнувшее светило; и на отдаленной дорожке парка у входа показались, наконец, вартовчане с ребятишками, – начались каникулы, уж кто­кто, а жители нашего города знают доподлинно: ловить надо всякий миг хорошей погоды, ибо не часто балует нас природа погожими деньками. Словом, «Ура, ура! Я в парк иду!»

У колеса обозрения по-прежнему кипит работа. Уже знакомые нам Саша, Рустам и Александр Иванович продолжают демонтаж устройства. Однако, не покидает уверенность, что такие замечательные ребята из «Ренако» приступят в скором времени и к установке столь привычного для горожан «чертова колеса».

А тут ко всему еще и в маршрутке женщина, протянув двадцатку, удивилась возвращенным двум рублям сдачи: «Ну надо же – маршрутка коммерческая, а на два рубля дешевле других… Приятно!» А еще парень в спортивке – ни дать ни взять мой племяш-оболтус – уступил женщине место. А вы говорите – хмурые будни…

Николай Таёжный

14:27 05.06.2014
1230

Оставить сообщение:

Поделитесь новостями с жителями города
Если Вы стали свидетелем аварии, пожара, необычного погодного явления, провала дороги или прорыва теплотрассы, сообщите об этом в ленте народных новостей. Загружайте фотографии через специальную форму.
Рекламный баннер 970x90px 970na90