Искусство разговаривать

- Вероника Леонидовна, почему Вы выбрали именно эту профессию?

- Родом я из города Соликамска Пермского края. Еще когда училась на факультете дошкольной педагогики и психологии в Пермском педагогическом университете, поняла, что в дальнейшем хочу стать логопедом. Со второго курса дополнительно проходила специализацию по логопедии и уже с четвертого курса стала практиковать. По окончании университета работала в коррекционном детском саду, там была сильная логопедическая научная база, разрабатывались методики, и у меня были хорошие учителя. В это же время я получала второе высшее образование уже на факультете коррекционной педагогики. Когда приехала в Нижневартовск, то мне повезло с руководителем экспериментального учебно-воспитательного детского центра № 80, директором которого была Людмила Ивановна Кавказова. Она предоставила мне свободу творчества как профессионалу. В детсаду был создан логопункт, который посещали дети разных возрастов. И в течение двух лет мы проводили эксперимент, подтвердивший важность раннего логопедического вмешательства, а именно – профилактики.

 

- Чем отличается частная практика от логопедической помощи в системе образования?

- В системе образования логопедическая помощь, как правило, основывается на коррекции речевых  нарушений у детей в возрасте с пяти лет. А дети в возрасте до пяти лет остаются вне логопедической помощи. Я же сторонник раннего вмешательства в коррекцию звукопроизношения и речи в целом. В частной практике мы работаем с малышами, порой вообще не говорящими в силу ряда причин. Работа приносит удовлетворение, когда удается разговорить ребенка, а потом скорректировать речевые нарушения и вывести малыша в чистую речь. Два раза в неделю я провожу логопедические диагностики, которые длятся по полтора часа – оцениваю речевое развитие детей в соответствии с возрастными нормами и даю консультации родителям. Современные логопедические методики позволяют спрогнозировать возможные речевые нарушения у ребенка еще в возрасте до одного года.

 

- Какие нарушения речи чаще всего встречаются у малышей? Иными словами, кто ваши пациенты?

- Чаще всего обращаются с жалобами на отсутствие речи у детей в возрасте двух–трех лет, а так же с нарушениями звукопроизношения в возрасте четырех–семи лет. А вообще мы сталкиваемся с разнообразными диагнозами, встречаются и дети с аутизмом.

 

- В чем их особенность и чем им может помочь логопед?

- Несколько лет назад мне посчастливилось посетить лекции Марины Анатольевны Поляковой, которая занимается с детьми с диагнозом «аутизм». Мне близка точка зрения, что аутизм – это не патология, часто у таких детей сохранный интеллект. У них просто определенное восприятие мира, которое нуждается в коррекции. Ее важно начать до трехлетнего возраста и чем раньше – тем процент компенсации будет выше. Детей с аутизмом видно рано, «звоночки» проявляются в движениях, зрительном контакте, голосовых подачах. Аутизм – это нарушение восприятия мира. Оно искажено и функционирует по-другому, но с этим можно работать и корректировать. Один малыш, когда пришел к нам, не только не разговаривал, но и не реагировал на инструкции мамы. Ему ставили диагноз «задержка речевого развития», а он оказался высокофункциональным аутистом и после коррекции восприятия себя в пространстве стал разговаривать очень чисто и грамотно. Другой ребенок тоже молчал, не реагировал на собственное имя, не выполнял словесную инструкцию, и лишь через полтора года коррекции пошел на диалог. Это маленькие победы самого пациента, логопеда и родителей, которым предшествует большая совместная работа. Непременное условие – своевременное обращение к специалисту. Скомпенсировать отставание проще в три года, чем в семь лет.

 

- Когда ребенок молчит или неправильно говорит, то у пап, мам и бабушек часто встречается позиция «ничего, выровняется!»

- Распространенная и неправильная позиция. При первом же интуитивном понимании «здесь что-то не так», нужно обращаться к специалистам. Иногда и в четыре года – уже поздно. Нельзя ставить диагноз своему ребенку с помощью Интернета. Нужно идти к тем, кто работает с детским возрастом, – логопеду, психологу, нейропсихологу, дефектологу и т.д.

 

- Вероника Леонидовна, когда родителям стоит начинать беспокоиться по поводу речи ребенка?

- Есть целый комплекс сигналов, на которые стоит обращать внимание. Неактивное или однообразное, очень громкое или сильно тихое гуление в первые месяцы жизни малыша или отсутствие детского лепета к семи месяцам – это «звоночек». К году у малыша словарный запас должен состоять из 10 лепетных слов: «мама», «папа», «баба», «дай», «топ-топ», «кап-кап» и т.д. Если мальчик в 1 год и 11 месяцев, а девочка в 1 год и 8 месяцев, не произносят фразу из двух слов, например, «мама, дай» или «дай это», значит, скорее всего, есть задержка речевого развития. Обязательным является жест указательным пальчиком – подтверждение восприятия и взаимодействия ребенка с окружающим миром. Отсутствие пинцетного захвата – тоже повод задуматься. Малыши постарше должны уметь выполнять сначала односложную инструкцию, такую как «дай мяч», а позднее – двухсложную инструкцию: «сделай это и то». Вообще, если рассматривать малыша с позиции его новых достижений, то это увлекательная открытая книга – только читай! В качестве домашнего пособия есть потрясающее издание Елены Первушиной «Развивающие игры от 0 до трех». В ней по неделям описаны достижения растущего малыша, разберется даже неопытный родитель.

 

- Специалисты утверждают, что детей с нарушением речи становится все больше. С чем это связано, с Вашей точки зрения?

- Несколько лет назад произошел случай, который меня сильно потряс. На диагностику папа привел мальчика шести лет, который не разговаривал. Он оказался высокофункциональным аутистом. И когда я спросила у родителя: не насторожило ли вас, что за все эти годы малыш ни разу не попросил с ним поиграть, накормить, почитать ему книжку, он ответил: «Нет, это же удобно». В таких случаях складывается впечатление, что родителям ребенок нужен для «галочки», а не чтобы общаться с ним, помогать познавать мир, радоваться его достижениям.

И самое главное – общение с ребенком не должно быть ограничено. Порой мы, взрослые, сами делаем своих детей замкнутыми и необщительными. Сегодня живое общение с малышом заменили многочисленные игрушки, просмотр мультиков, игры в компьютер. Ребенок умеет обращаться с планшетом, но не может собрать пазлы. Раньше мы умели играть тремя кубиками и одной куклой, мы мерили лужи, возвращались домой в снегу. Сейчас мы запрещаем детям возиться в песке, валяться в сугробах, играть в коллективные игры во дворе. В итоге ребенок не умеет договариваться, взаимодействовать, не владеет средствами коммуникации. Ограничение от всего живого, нахождение в полной абстракции только усугубляют высокофункциональный аутизм у детей. Это нужно понимать. И поэтому, когда мы с родителями начинаем работать над проблемой, рекомендуем убрать все гаджеты, мультфильмы, оставить ребенку только пять игрушек, с которыми научить его играть, взаимодействовать, строить сюжет, общаться; включить ребенка в предметную деятельность, то есть все дела по дому выполнять вместе; включить в свою жизнь огромное количество физических упражнений.

 

- Обычно у родителей смутное представление о работе педагога и главный вопрос: при каких условиях можно добиться хорошего результата?

- Логопед – не врач, который дал таблеточку, и все наладилось. Логопед – это педагог, обучающий ребенка правильной речи. Чтобы человеку чему-то научиться, нужно приложить массу усилий, так же и здесь. Логопедические занятия – это труд и для ребенка, и для родителей, ведь все полученные на занятиях навыки родители с детьми закрепляют дома. Иногда необходима помощь и других специалистов: психолога, нейропсихолога, дефектолога, массажиста, остеопата, невролога, физиотерапевта. Это совместный труд, сложная работа, а в итоге – маленькая победа, эмоции от которой стоят того, чтобы их испытать.

 

Хоть в «Эрудит», хоть в «Кот в сапогах»

К разряду слухов представители дошкольных учреждений Нижневартовска отнесли информацию об упразднении логопедических групп и сокращении ставок специалистов в специализированных детских садах.

Так, в детскому саду № 46 компенсирующего вида для детей с тяжелыми нарушениями речи сообщили, что никто никого не сокращает, сокращений нет и не предвидится. Детсад № 46 «Кот в сапогах» посещают
230 малышей. Он укомплектован
12 группами компенсирующей направленности, здесь работают восемь логопедов.

Группа компенсирующей направленности для детей с тяжелыми нарушениями речи (а значит и специалист-логопед) есть в детском саду № 66 «Забавушка». Это учреждение также компенсирующего вида для детей с ограниченными возможностями здоровья.

Также к специализированным дошкольным учреждениям в Нижневартовске относятся:

­ детский сад № 90 «Айболит» для детей
с бронхо-легочной патологией и аллергическими заболеваниями;

­ детский сад № 17 «Ладушки» компенсирующего вида для детей с нарушениями зрения;

­ детский сад № 29 «Елочка» для детей
с нарушением опорно-двигательного аппарата;

­ детский сад № 77 «Эрудит» для детей с ограниченными возможностями здоровья. Его посещают ребята с нарушениями опорно-двигательного аппарата и тяжелыми нарушениями речи, дети с задержкой психического развития и с умственной отсталостью легкой степени.

Татьяна Шлыкова

11:45 19.11.2015
1587

Оставить сообщение:

Поделитесь новостями с жителями города
Если Вы стали свидетелем аварии, пожара, необычного погодного явления, провала дороги или прорыва теплотрассы, сообщите об этом в ленте народных новостей. Загружайте фотографии через специальную форму.
Рекламный баннер 970x90px 970na90