О городе, власти и людях

- Максим Витальевич, Вы  человек публичный. В то же время, в представлении большинства горожан биография ваша начинается примерно с периода руководства МУП «САТУ». Немногие знают, что до 2005 года Вы работали в районной администрации. И совсем немногие, – как Вы вообще оказались в Нижневартовске. Расскажите об этом.

- Я приехал в Нижневартовск из Украины в 1994 году, как только закончил пединститут. Сразу отправился в село Варьеган, где первые полгода работал учителем математики. Потом мне предложили перейти в администрацию Нижневартовского района и там я добросовестно трудился 10 лет. Сначала это был дорожный департамент, потом – отдел транспорта и связи. Параллельно получил второе высшее образование, окончив Сибирскую государственную автомобильно-дорожную академию.

 

- Довольно стремительный взлет в карьере. Как приехавший с Украины школьный учитель вдруг попал в дорожный департамент, став чиновником районной администрации?

- Меня заметили. Я в поселке не только математику вел. За полгода стал исполняющим обязанности заведующего школы-интерната. Это, практически, второй человек в школе и, для Варьегана, пожалуй, третий человек в селе. К нам в национальный поселок часто приезжали сотрудники администрации района, и мой будущий шеф Владимир Александрович Андреев, начальник управления транспорта, предложил перебраться в Нижневартовск и работать вместе с ним. Я согласился.

 

Человек Хохрякова

- Чем стали для Вас годы работы в управлении по транспорту огромного по площади и сложного в плане транспортных коммуникаций Нижневартовского района?

- Был я тогда «белым листом», на котором можно было писать что угодно. И мне очень повезло в тот момент с руководителями. Познакомился с Борисом Сергеевичем Хохряковым, с Иваном Ивановичем Гульянц, постоянно трудился рука об руку с Андреевым. От них набирался опыта и жизненной мудрости. Но самое главное, что дала эта работа, – умение общаться с людьми. Одно дело, когда ты беседуешь с рабочими в кабинете, и совсем другое, – когда вместе с ними строишь зимники, таскаешь тросы, заливаешь переправы. А будучи инженером, я все это делал.

 

- Вас не тяготит клише «человек Хохрякова»? Вы давно самостоятельная политическая фигура, глава города, но всегда найдутся злые языки, утверждающие, что Борис Сергеевич «только Вас и продвигал», он «посадил» Вас «на город» и т.п.

- Не тяготит нисколько. Очень уважаю Бориса Сергеевича. И да, я многому научился у Хохрякова, 20 лет проработав под его началом. Хочу сказать: никогда и никого он не продвигал просто так, как говорится «за красивые глаза». Его принцип: умеешь делать дело – есть перспективы роста. Не умеешь – извини, но мы должны расстаться. Это тоже один из уроков, которые я усвоил, и такому принципу следую сам. Что касается, как вы говорите, «посадил на город», то это не серьезно. Было общее решение, прежде всего, местного политсовета партии «Единая Россия» внести через членов партии, избранных в городскую думу, мою кандидатуру. И депутаты ее поддержали. Это не чья-то прихоть, а итог довольно непростого обмена мнениями, взаимного учета разных интересов. Я человек командный, взялся за работу со всей ответственностью. А не злословят только о тех, кто удобен и приятен всем. Но, по-моему, это не лучшая характеристика для руководителя.

 

Административное убеждение

- В 2005 году, когда Вы возглавили «Специализированное автотранспортное управление», предприятие находилось, мягко говоря, в сложном положении. Как удалось нащупать пути его «реанимации»?

- Не стал бы говорить о «реанимации», предприятие было живое, оно функционировало, выполняло муниципальный заказ. Другое дело, что этими доходами оно и довольствовалось, зарплаты у людей были низкие, нас методично вытесняли с рынка конкуренты, и перспектива была не ясна. Для меня стало очевидно, что нужно искать новые объемы, может быть даже не свойственные предприятию. В том числе по направлениям, которые
САТУ были утрачены в «лихие 90-е». Ямочный ремонт, асфальтирование внутриквартальных проездов и другие сегменты, откуда нас «подвинули». Мы стали участвовать в конкурсах, наращивать объемы, портфель заказов. Был долгий процесс возвращения на этот рынок. Но самое главное, что удалось сделать, – элементарно навести порядок. В том числе были и жесткие решения в плане финансовой и трудовой дисциплины. Я в течение суток поменял всю охрану, ввел строгий запрет на вывоз материалов с территории предприятия. Некоторые возмущались. В коллективе брюзжали, ругались втихаря, некоторые жалобы писали по инстанциям, в суды подавали… С самыми крикливыми, которые уже не думали об интересах предприятия, а только о своих личных, пришлось расстаться. Но когда стабилизировалась выплата зарплаты, и, более того, она стала расти, недовольство быстро сошло на нет. Все постепенно привыкли работать в новых условиях.

 

- Новые объемы, надо полагать, Вам помогал находить административный ресурс, бывшие коллеги, которые перешли работать в городскую администрацию?

- Вовсе нет. Меня наоборот обвиняли, что я «увожу» предприятие из города, когда мы стали активно выполнять коммерческие заказы. Мы начали работать с нефтяниками, в Нижневартовском районе. Интересы города мы учитывали, но и людям нужно было обеспечить нормальные доходы. А в условиях, когда приходится побеждать в конкурсах в острой конкурентной борьбе, никакой адмресурс тебе не поможет.

 

- Став главой города, Вам самому часто приходится включать в решении тех или иных вопросов этот самый «административный ресурс»? К примеру, история, когда в 2014 году Вы заставили подрядчиков – СУ-909 и свое же «родное» САТУ – переделывать за их счет отремонтированные участки дорог, дорожники не обиделись?

- Это был не административный ресурс, а действия методом убеждения (смеется). Будь ты хоть самым грозным мэром, если кончился гарантийный срок, что ты можешь предъявить тем, кто некачественно отремонтировал дорогу? Тут просто сыграло свою роль то, что я хорошо знаю психологию дорожников. Большинство из них довольно честолюбивые люди, они гордятся своим делом. Поэтому мы просто сказали: извините, господа, но какая это работа, если через год на дорогу, которую вы ремонтировали, начали поступать жалобы? Вы хотите носить звание халтурщиков? В детали вдаваться не буду, но скажу, что разговор был не один и не два раза. И разговор был жесткий. Потребовалось некоторое время, чтобы убедить подрядчиков устранить недоделки, а где-то и полностью по-новому перекрыть дорожное полотно за счет собственных средств. И никаких обид тут не должно быть. В одном городе живем, вместе работаем для нижневартовцев. Сейчас создана четкая система контроля за состоянием отремонтированных дорог в гарантийный период. Более того, мы первый муниципалитет, включивший в контракт обязательное требование к подрядчику: проведение лабораторных исследований асфальтобетона.

 

- Получается, то, за что сейчас по всей России борются активисты Общероссийского народного фронта, Вы как чиновник реализовали без подсказок общественности?

- Мы просто увидели реальное положение вещей и отреагировали. Но людям тоже спасибо за критику, если бы не она, нерадивые исполнители с нами разговаривали бы по-другому. Сейчас двигаемся дальше. Гарантийный срок последовательно увеличиваем с двух до четырех лет. Приучили всех наших партнеров в дорожной сфере работать на совесть. Думаю, в последние годы все это заметили.

 

Город хорошего настроения

- Максим Витальевич, а правда, что малые архитектурные формы в нашем городе – дворник дядя Миша на улице Ленина, чиновник на турнике возле «Триумфа» – это все Ваши идеи, и скульптуры изготовлены чуть ли не по Вашим эскизам?

- Список можно продолжать: это школьник и школьница, девочка со скейтом, замок для новобрачных на набережной, скоморох... Я не скажу «по эскизам», по моим идеям – да. Из меня художник не ахти какой. Могу только сделать набросок либо описать специалисту, чего я хочу. И каждый такой памятник – со смыслом. Тот же чиновник, которого вы упомянули. Это такой намек, что муниципальным и госслужащим не помешало бы между делом уделять время спорту. Все эти скульптуры мы делали за счет предприятия. Хотелось как-то разнообразить городскую среду. Сделать ее более человечной, домашней. Наш город очень молодой и ему нужны свои памятные места, какие-то «изюминки» в его облике.

 

- Вертикальное озеленение, вазоны с цветами на улицах города, зеленые садовые скульптуры – это же все продукт творчества работников САТУ. Тоже Ваша инициатива?

- Изначально, десять лет назад, когда мы все это начинали, инициатива была моя. Но потом коллектив это все подхватил и до сих пор успешно развивает направление. Конечно, я все это не сам придумал. Вертикальное озеленение подсмотрел на фото знакомых, приехавших из Парижа. Заинтересовался, нашел в Москве единственную на тот момент фирму, занимавшуюся поставкой вазонов. И мы заказали за счет фирмы первые 24 конструкции. Они были куплены за валюту, довольно дорогие. Потом мы высадили первые цветы на Ленина, от улицы Жукова до проспекта Победы. Рассаду в Голландии специальную покупали, гибридную, устойчивую к неблагоприятным факторам. И как только мы ее высадили, пошел град. Думали все, пиши пропало. Но оказалось, что голландцы свое дело знают – цветы действительно особо стойкие, все выжили. Потом мы сделали первую фигуру лебедя у железнодорожного вокзала. На нем изучили установку системы полива, она там непростая, освоили все технологии. Дальше все пошло по накатанной, только придумывай новые фигуры. Но сначала многие скептически на это смотрели, вроде, блажь какая-то у Клеца, выдумывает непонятно что.

 

- Такое мнение бытует и сейчас: зачем пытаться победить природу и тратить деньги на озеленение города, в котором 8 из 12 месяцев – зима?

- Интересная логика, конечно. По-моему, это нормальное человеческое желание – сделать дом, в котором ты живешь, чуть уютнее и красивее. Вот покупаете вы своей жене букет цветов, зная, что дня через три-четыре они завянут... Не для того, чтобы выставить счет, а для того, чтобы увидеть свет в ее глазах, улыбку на лице, создать ей хорошее настроение. Просто, чтобы в доме на какое-то время повысился градус радости и теплоты. Мы и так в городе в силу климатических условий не избалованы солнцем и яркими красками. И только коротким летом с помощью вот таких вещей как озеленение, цветы на клумбах, садовые скульптуры, можно создать позитивный заряд и хорошее настроение для души, чтобы потом пережить суровую зиму. Да и не такие это уж и большие деньги, и часть работ, кстати, проводится до сих пор за счет предприятия.

 

- В прошлом году в составе делегации нашего муниципалитета, депутатов и предпринимателей Нижневартовска Вы несколько раз посетили Крым. Теперь Нижневартовск активно «дружит» с Евпаторией. Вот эти визиты – просто дань моде, чтобы быть в федеральном тренде? Или город получит реальные плоды, какие-то выгоды от такого сотрудничества?

- А дружат для того, чтобы что-то получать? По-моему, дружба – это когда ты готов отдавать. Мы подписали большое межмуниципальное соглашение о дружбе и сотрудничестве с городом Евпатория. Это никакой не тренд и не дань моде. Это стремление помочь крымчанам быстрее вписаться в правовое поле России. Мы консультируем их муниципальных служащих, объясняем особенности правового регулирования в различных сферах. 23 года они жили при других законах, налогах. Они не знают, что такое конкурсы, муниципальные закупки. Мы проводим «круглые столы», семинары, учим коллег. Да, мы берем с собой в поездки представителей бизнеса. Они ищут там партнеров, рассматривают различные проекты инвестирования в экономику Крыма. Планов интересных много, но это их решение будет, смогут ли они найти себе привлекательные проекты. Никакой кампанейщины тут нет. Нам Крым интересен еще и в качестве места оздоровления детей. В прошлом году в одном из лагерей наши ребята уже отдыхали. Пока обустройство и сервис там оставляют желать лучшего. Но, думаю, через три-четыре года детские лагеря в Крыму уже ничем не будут уступать здравницам Болгарии или Турции.

 

Власть – для людей

- Трудно ли выполнять свои обязанности в условиях «двуглавой» схемы управления городом? Как поступаете, когда решение конкретных вопросов выходит за пределы Ваших полномочий, а люди ждут решения именно от Вас?

- Конечно, сложности есть. Едва вступив в должность в 2011 году, я «нарвался» на замечание прокуратуры о том, что в одном вопросе взял на себя чужие полномочия. Куда уж разобраться в этом простым людям. «Двуглавая» система вполне работоспособна. Но она не совсем укладывается на нашу привычную ментальность, в которой «ты глава – ты и решай!» У нас, согласно законодательству, с сити-менеджером строгие разграничения полномочий. Вот тут ты можешь, а вот тут, хоть тресни, – нет. И конечно, не раз приходилось сталкиваться с ситуациями, когда люди приходят с вопросами, с проблемами, а это не в твоей компетенции, не в твоих полномочиях. А они говорят: «Как так? Вы же глава города». Понятно, что не отмахиваемся от обращений. Передаем по компетенции исполнителю – администрации города – с обязательным последующим контролем за решением вопросов. Тут я – заложник ситуации, правовых норм.

 

-Как оцениваете перспективу перехода к новой системе отбора и выборов единого главы? И почему Вы заявили недавно о том, что не намерены участвовать в конкурсе, нацелены на продолжение работы в думе?

- Новую систему оцениваю положительно. Глава города с полномочиями главы администрации лучше, чем глава с полномочиями председателя думы. О причинах мы только что говорили. Тот, кто является последней инстанцией, отвечающей за положение дел в городе, должен обладать не только полнотой ответственности, но и полнотой полномочий, чтобы такую ответственность нести. Что касается моих заявлений, я сказал журналистам, что буду участвовать в выборах, что главная задача для меня как для руководителя местного отделения «Единой России», – успешно эти выборы организовать и провести. Как потом истолковали мои слова журналисты, пусть они отвечают, они люди творческие... Я уже говорил: я человек командный, для меня важно мнение коллег.

 

- Вы не считаете, что в последние годы прошла некая десакрализация городской власти? При мэре Тимошкове, даже при Хохрякове, глава города – это была фигура ого-го, у начальников коленки дрожали при входе в кабинет. Сейчас все гораздо проще и демократичнее. Власть просто стала доступнее для людей или она утратила свой авторитет?

- Ну, я думаю, не стоит излишне драматизировать. Дрожали коленки у тех, кто чувствовал за собой вину, у тех, кто не справился с поручением, у тех, кто, простите за сленг, накосячил. У меня, например, никогда ничего не дрожало, в какой бы кабинет я не входил. И вообще, власти не надо, чтобы ее боялись, лучше, чтобы ее уважали. Наверное, вы правы в том, что некая десакрализация произошла. Такого трепета, как раньше, нет. Но иначе и быть не может в современном обществе с его средствами коммуникации, медиа, когда каждый желающий может отправить в интернет селфи из приемной главы города, смотреть онлайн заседание думы или вести трансляцию со своего смартфона. Власть объективно стала и демократичнее, и доступнее. Но это не утрата авторитета, а смена имиджа.

 

- Как Вы оцениваете уровень и качество гражданской активности в городе? Гражданские активисты, лидеры общественных организаций, члены общественных советов – партнеры власти или ее контролеры? Советчики или наветчики?

- Уровень гражданской активности в нашем городе я считаю высоким. Здесь и представители национальных организаций, политических партий, общественных организаций, и просто отдельные люди с активной гражданской позицией. И большинство из них являются именно партнерами власти с функциями общественного контроля. Нам ведь самим куда проще разговаривать, например, с теми же проштрафившимися дорожниками, когда в комиссии их работу вместе с чиновниками принимают простые горожане. И большинство граждан действительно идут в различные общественные советы, комиссии и т.д., чтобы поделиться своим опытом, своим видением существующих проблем, предложить способы их разрешения. Это конструктивный подход. Это диалог, когда мы слышим друг друга. Честь и хвала таким людям. Но и среди общественников, как и в самом обществе, есть люди с другими интересами, на поверку – далекими от общественных. Им не важны результат, последствия их деятельности. Важен процесс, в котором они считают себя главными героями. Они думают, что их дело – указывать на ошибки или недочеты, эпатировать публику. Остальное пусть делает-исправляет власть. Это тоже реалии нашей жизни. Важно, чтобы те, кто наблюдают за диалогом власти и гражданских активистов, понимали действительные интересы каждого участника такого взаимодействия.

 

К выборам готовы!

- Не могу не спросить о депутатском корпусе, который Вы возглавляете. Как получилось так, что среди депутатов оказались люди, против которых были возбуждены уголовные дела? «Единая Россия» уделяет недостаточное внимание отбору кандидатов на выборах?

- От этого никто не застрахован. Ни один орган государственной или муниципальной власти. Как говорится, от тюрьмы и от сумы не зарекайся. На выборы они (депутаты) заходили с чистой биографией. Это первое. Второе: давайте будем объективны. До суда доведены только два уголовных дела – Натальи Тарасовой и Вадима Никандрова. То есть, один депутат, условно, от «партии власти», один – от оппозиции. Причем в «Единой России» это один из 24 депутатов, в ЛДПР – единственный из прошедших в думу. Кстати, что касается Вадима Евгеньевича, точка в его деле еще не поставлена, он добивается отмены приговора. Что касается вопроса отбора кандидатов на выборах, то, в свете событий по всей стране, безусловно, «Единая Россия» в новом избирательном цикле будет подходить к этому вопросу с особой тщательностью. Достойные люди у нас есть и избиратели увидят их фамилии в бюллетенях.

 

- Наступивший год станет для вашей партии годом серьезных испытаний – в сентябре 2016-го в Нижневартовске пройдут выборы депутатов сразу четырех уровней представительной власти. Но до этого должно пройти предварительное голосование в «Единой России». В каком формате пройдут праймериз в Нижневартовске?

- Предварительное внутрипартийное голосование, как и везде в России, пройдет в новом открытом формате и в режиме народного голосования. Выдвигать кандидатов смогут общественные объединения. Планируем открыть как минимум 25 участков для голосования – по одному в каждом избирательном округе городской думы. По явке мы ставим себе задачу привести на участки не менее 10% от числа имеющих право голоса в каждом избирательном округе. Будут отдельные бюллетени с фамилиями «кандидатов в кандидаты» в городскую, окружную, областную и Государственную думы. Это сложный процесс, обо всех подробностях мы оповестим избирателей дополнительно. Все затраты на проведение – из партийной кассы. Ни копейки из бюджета потрачено не будет. У нижневартовского отделения партии есть все необходимые ресурсы, чтобы провести выборы 2016 года на достойном уровне.

 

- Протестные настроения объективно, из-за кризисных явлений в экономике, растут. Вы готовы вступить в таких условиях в политическую схватку с оппонентами?

- Готовы и обязаны это сделать. На сегодня ни один из оппонентов «Единой России» не предложил четкой программы выхода из кризиса, в котором сейчас находится страна. Я думаю, что ни одна из оппозиционных политических партий на самом деле не готова взять в такой момент на себя ответственность за будущее России. Поговорить – да, покритиковать – пожалуйста! Но стать властью, отвечать за главные решения – нет. Сегодня поменять политический расклад просто губительно для России. Я прямо скажу: если «Единая Россия» не возьмет большинство в парламенте страны, это шаг в пропасть! Президенту в обозримом будущем очень понадобится поддержка парламентского большинства для принятия мер, которые сегодня, в условиях кризиса, объективно необходимы. Эти шаги могут быть непопулярными. Мы должны дать нашему Президенту точку опоры для уверенного движения вперед, к выходу из создавшей ситуации.

Андрей Бондарев

16:32 11.02.2016
913

Оставить сообщение:

Поделитесь новостями с жителями города
Если Вы стали свидетелем аварии, пожара, необычного погодного явления, провала дороги или прорыва теплотрассы, сообщите об этом в ленте народных новостей. Загружайте фотографии через специальную форму.
Рекламный баннер 970x90px 970na90