Руслан Хузин: «Деньги из реальной экономики уходят коллекторам и адвокатам»

- Руслан, Вы – яркий пример молодого руководителя и бизнесмена новой формации. Через неделю отпразднуете 30-летний юбилей, а ваше предприятие «НефтьЭнергоСтрой» совсем недавно отметило шестилетие. Получается, в 2010 году фирму Вы открывали в 24-летнем возрасте? Не страшно было?

- Бизнес – это всегда определенный риск. Но страха не было. К тому времени я уже успел получить два высших образования: красный диплом экономического факультета Башкирского госуниверситета по специальности «Социология труда и предпринимательство» и диплом экономиста Всероссийского заочного финансово-экономического института. Были за плечами и два года работы в Урало-Сибирском проектном институте, куда я устроился заместителем главного бухгалтера с заданием от учредителей провести аудит, анализ и оптимизацию всех бизнес-процессов. Это дало прекрасную возможность проверить полученные в вузах знания на практике, поработать в условиях реальной экономики. Когда пришло понимание, что можно попробовать открыть свое дело, я нашел компаньона и мы зарегистрировали ООО. В нашем тандеме я отвечал за инвестиции и экономику, а мой партнер был «технарем» с хорошей базой знаний в выбранной нише – строительстве воздушных линий электропередач и линий связи.

 

- То есть, подрядчиком крупных нефтяных компаний Вы стали не сразу?

- Конечно, нет. Сначала мы занимались именно энергетическим строительством, слово «нефть» в названии больше отражало наши амбиции и планы на развитие. Штат составлял 15 человек, мы брались за любые заказы – субподряды, субсубподряды – постепенно наращивая обороты. На открытие дела денег взял взаймы у родственников плюс оформил кредиты в банке под залог собственной квартиры. Дело пошло, но мой компаньон впоследствии вышел из состава участников общества, оказавшись слабым администратором. А я принял на должность генерального директора Сергея Анатольевича Голобородько, опытнейшего специалиста, и вместе с ним мы стали развивать бизнес. От строительства ЛЭП перешли к трубопроводам, стали строить нефтесборы и водоводы. Затем – строительство площадочных сооружений, устройства подготовки нефти, устройства сброса воды, блочно-модульное строительство. С общестроительных работ в сфере энергетики мы перенесли акценты на выполнение заказов для нефтяников и газовиков. Сегодня на фирме трудятся более 250 человек, у нас 200 единиц техники, а нашими партнерами стали крупнейшие предприятия отрасли в регионе: «Аганнефтегазгеология», Белозерный ГПК, «Варьеганнефтегаз», «Газпромнефть-Хантос», «Самотлорнефтегаз», «СибурТюменьГаз», «Транснефть-Западная Сибирь» и другие.

Мы всегда и во всем ориентировались на лучшие мировые стандарты – от организации труда и экологической безопасности до самых современных технологий сварки, которые позволяют с меньшими затратами добиваться лучшего результата.

 

- Получается все шло и идет ровно вверх и никаких проблем?

- Трудностей достаточно, как у всех, кто занимается в России настоящим делом. Нужно их правильно воспринимать и преодолевать.

 

- Что беспокоит и заботит больше всего?

- Главные проблемы две: цены на наши услуги заказчики стараются снизить, а ресурсы постоянно дорожают. Условно, если раньше за прокладку
1 км нашей трубы нам платили 5 млн рублей, то сейчас 1 км трубопровода стоит 2 млн рублей. При этом издержки выросли почти в два раза. Нефтяники экономят, это понятно. Но экономия порой получается бездумная, идущая вразрез с интересами развития производства. А если учесть, что речь идет о госкомпаниях или компаниях с весомой долей государства в акционерном капитале, то, в конечном счете, и в разрез с интересами страны, для которой вопросы нефтегазодобычи являются стратегическими. Существуют объективные, естественные ограничения для такой «экономии». У нас четыре основные статьи затрат: стоимость материалов, эксплуатация машин и механизмов, заработная плата сотрудников и налоги. Нельзя сделать то, что стоит три рубля за один рубль без урезания каких-то из этих статей. Или ты снижаешь качество и надежность материалов, или экономишь на качестве работ, нанимая менее квалифицированный персонал, или обманываешь людей с зарплатой, или уходишь от налогов. Ни один из этих вариантов не отвечает ни интересам развития нефтяной отрасли, ни интересам государства.

 

- Но, тем не менее, торги проводятся и подрядчики находятся…

- Да, но на практике зачастую организации, которые участвуют в торговых процедурах и получают генподряды либо срывают сроки и приводят заказчиков к необходимости новых вложений, либо сдают объекты, которые не соответствуют гарантийным срокам эксплуатации.

В результате всего этого высококвалифицированные специалисты, строители, монтажники, инженеры остаются невостребованными. Зато растет спрос на специалистов по юридическим спорам, урегулированию убытков, банкротствам, слияниям и поглощениям. Деньги из реальной экономики уходят коллекторам и адвокатам. Крупные предприятия с многолетней историей разоряются. Стройка стоит, развитие тормозится. Но растет рынок продажи и переуступки долгов. Сегодня за 500 тысяч рублей можно купить долг на 12 млн рублей. Сейчас появились «инвесторы», которые вкладываются в покупку чужой дебиторки, долгов физических лиц, к которым после введения нового закона можно применять процедуру банкротства. Многие фирмы закрываются. Свернуло работы «СУ-920», которое построило, наверное, больше половины дорог в регионе. «Нефтемонтажспецстрой»  ушел с молотка. Список, к сожалению, можно продолжать.

Конечно, это комплексная, стратегическая проблема, решать которую нужно на государственном уровне. Но и у крупных предприятий нефтегазового комплекса есть пути для изменения системы отбора подрядчиков и системы формирования договорных цен. К примеру, проведение предварительного отбора потенциальных подрядчиков для допуска к участию в торгах. Подобная практика уже внедрена на таких предприятиях как «Газпром» и «Транснефть». Там отбор подрядчиков идет в несколько этапов. На первом этапе, еще до запроса коммерческих предложений, заказчики оценивают способность потенциального подрядчика, известившего о своем желании сотрудничать, к выполнению тех или иных работ. В рамках строго регламентированной процедуры проводится комплексное исследование, включающее выездные проверки с оценкой наличия у предприятия необходимого оборудования, уровня квалификации персонала и так далее. Условия для демпинга на торгах со стороны неблагонадежных компаний, со всеми вытекающими последствиями, сводятся к минимуму.

К сожалению, постепенное снижение стоимости подрядных работ происходит и по долгосрочным договорам, заключенным на длительные периоды. В условиях удорожания материалов, роста эксплуатационных издержек на содержание и ремонт техники, цен на топливо это ставит подрядчиков в крайне тяжелые условия. Каждый стремится сохранить добрые партнерские отношения с крупными нефтяными компаниями, поскольку мы напрямую зависим от них. Но порой эти мотивы вступают в противоречие с законами рынка и интересами сохранения бизнеса.

 

- Еще одна острая проблема – задержка платежей за выполненные работы. В прошлом году об этом неоднократно говорили на федеральном уровне. Удалось ли что-то сдвинуть с мертвой точки?

- Конечно, проблема существует. Если крупные компании, имеющие большой круг партнеров и объемный портфель по заказам, могут маневрировать, планируя поступления оплаты из разных источников, то небольшим и средним фирмам приходится туго. Отсрочка – уже устоявшаяся практика, деньги поступают, в лучшем случае, через 30 дней, как у упомянутых «Газпрома» или «Транснефти», но чаще – через 90, а то и 120 дней. Фактически сервис бесплатно кредитует крупные нефтяные компании. На робкую критику нефтяники реагируют просто: «Работу с подрядчиками нефтегазовые компании строят исключительно в рамках двусторонних договоров». Мол, нас никто не принуждает, сами соглашаемся. Справедливости ради стоит отметить, что в последнее время у предприятий, входящих в структуру «Роснефти», сроки платежей по некоторым контрактам сократились с 90 до 60 дней. Но все равно периодически возникают кассовые разрывы, а некоторые коллеги постоянно вынуждены кредитоваться для того, чтобы элементарно выплачивать зарплату. Позиция Ассоциации предприятий нефтегазового сервиса осторожная – нужно предложить качественные услуги, инновационные импортозамещающие проекты, и уже на этом фоне ставить вопросы о сроках оплат. Но если говорить, например, о «НефтьЭнергоСтрое», то мы изначально зашли на рынок, предлагая самые передовые технологии и конкурентоспособную продукцию, безупречное качество с отборным персоналом, но никто не спешит создавать для нас какие-то особые условия. Наверное, свою роль в решении проблемы задержки платежей могла бы сыграть политическая воля региональных властей. Но в условиях экономического кризиса и снижения объемов добычи нефти в Югре государство, возможно, не хочет создавать дополнительные точки напряженности во взаимоотношениях с нефтяниками. А представительства нефтесервисных предприятий в законодательных органах власти практически нет.

 

- Как в этих условиях Вы планируете свое дальнейшее развитие?

- Нужно искать возможности диверсификации бизнеса, выхода на новые виды работ, поиска заказчиков за пределами региона. Для нас, как для относительно молодого предприятия, это сложно, так как сначала нужно приобрести опыт выполнения работ в новых направлениях, чтобы отвечать критериям отбора для крупных компаний. Но мы не стоим на месте. В ближайшее время закупим новое дорогостоящее оборудование для горизонтально-направленного бурения с перспективой проведения работ по укладке труб в грунт без рытья траншей. Одним словом, руки не опускаем, стараемся отвечать на любые внешние вызовы. Внедрение самых современных технологий как внутри нефтяной отрасли, так и «рядом» с ней – это важный тренд развития энергетики и экономики в целом. Знаний и управленческих навыков, чтобы вписаться в него, у нас достаточно. Но хотелось бы, чтобы все, кто участвует в регулировании и создании условий для бизнеса, понимали, что, в конечном счете, мы все работаем на достижение общественно значимых целей – роста экономики, благосостояния нашего региона и государства в целом.

Беседовал Андрей Бондарев

15:58 18.02.2016
1350

Оставить сообщение:

Поделитесь новостями с жителями города
Если Вы стали свидетелем аварии, пожара, необычного погодного явления, провала дороги или прорыва теплотрассы, сообщите об этом в ленте народных новостей. Загружайте фотографии через специальную форму.
Рекламный баннер 970x90px 970na90