Вы не заметили? Выборы уже начались!

22 мая в Нижневартовске, как и по всей стране, пройдет предварительное народное голосование (ПНГ) «Единой России». Суть мероприятия – проведение не внутрипартийного, а общенационального, всенародного отбора тех, кого летом партия выдвинет на выборы в Государственную Думу, а также в муниципальные и региональные представительные органы. Участвовать в качестве кандидатов может каждый желающий, кроме членов других партий. Голосовать – вообще любой, кому это позволено законом на «настоящих» выборах. Сравнение праймериз для кандидатов от партии парламентского большинства с «экзаменом», предваряющим «защиту диплома» в единый день голосования 18 сентября, стало уже избитой метафорой. На самом деле предварительное народное голосование – экзамен не только для его участников, но для региональных и местных отделений единороссов.

Праймериз, особенно для регионалов, – своеобразная, уж простите за грубость, «проверка на вшивость». Она должна ответить сразу на несколько вопросов. Готовы ли на местах выполнять решения руководства партии и установки администрации президента Путина, когда-то эту партию основавшего? Способны ли отделения в регионах взять курс на обновление своих рядов через вовлечение в политическую деятельность новых людей, в том числе беспартийных? Решатся ли они допустить к участию в выборах тех, кто до сих пор не был включен в действующую политическую «обойму», но готов доказать свою состоятельность, зафиксировав высокий уровень доверия избирателей 22 мая?

По каждому из этих вопросов любой избиратель, внимательно наблюдающий за ходом подготовки к предварительному народному голосованию в Югре, вполне может сформировать собственную точку зрения. Навязывать какие-то оценки мы не станем, выскажем лишь некоторые соображения.

 

Зачем нужны праймериз

Сначала давайте поразмышляем: а зачем «Единой России» вообще понадобились праймериз, да еще и открытые? Неужели в рядах самой партии иссяк запас желающих избираться? Ответ на самом деле прост. В российской традиции, идущей с советских, а то и имперских времен, политическая деятельность и включенность в правящий политический класс всегда переплеталась со стремлением получения каких-либо дивидендов – денег, связей, уважения, статуса и так далее. В последние годы мотивация занимать выборные посты резко снизилась. Мандат депутата Госдумы уже перестал быть супер-индульгенцией на все случаи жизни – оступившимся по жизни депутатам, равно как губернаторам, устраивают такие показательные «порки», будто статус выборного лица стал отягчающим обстоятельством.

Большинство законопроектов в регионах дублируют федеральное законодательство или инициируются губернаторами – на лоббировании чьих-либо интересов внутри субъекта обогатиться проблематично. Муниципалитеты после перераспределения налоговых отчислений в вышестоящие уровни, вообще стали сплошь и рядом дотационными, а, значит, «на бюджетах» сидят не депутаты, которым нечего распределять, кроме дотаций или субсидий сверху, а сити-менеджер и аппарат администрации в сотрудничестве с правительством региона. Депутатство в региональных и муниципальных думах, вопреки бытующему мнению, не дает юридической неприкосновенности. Особого допуска к распределению подрядов по государственным и муниципальным закупкам народные избранники теперь тоже не имеют – все решается на электронных торгах в соответствии с 44-ФЗ. Наконец, демотивирующим фактором для представителей региональных, а с нынешнего года и местных элит, помышляющих о депутатстве, стали обязанность декларировать свои доходы, имущество и расходы, а также запрет на обладание недвижимостью и банковскими счетами за пределами России.

Между тем в обществе остается массив активных людей, стремящихся к участию в распределении властных полномочий. И на фоне некоторого снижения авторитета «Единой России», отразившегося на результатах выборов 2011-го и последующих лет, возникла угроза пополнения этими людьми рядов оппозиционных партий и общей дестабилизации политической обстановки. «Звоночком» стали и митинги на Болотной площади. Официальной пропаганде удалось целенаправленно снизить авторитет ее лидеров, но в самые первые месяцы после известных событий социология показывала высокий уровень симпатий населения к «несистемной» оппозиции. С этой напастью федералы справились, но вскоре грянул кризис, обострение внешнеполитической обстановки, санкции и прочие «прелести» последних двух лет.

Чтобы обезопасить вертикаль власти, для которой системообразующим элементом является «Единая Россия», был принят целый рад шагов на законодательном уровне. Самые важные: либерализация законодательства для малых партий, способных «размыть» электорат парламентской оппозиции, оттянув на себя часть голосов, и возврат к формированию половины Госдумы по одномандатным округам. Последнее для единороссов, безусловно, выгодно: как не крути, именно «Единая Россия» является крупнейшей политической силой, способной на выборах выдвинуть большое количество ярких политиков, готовых к индивидуальной конкуренции с оппонентами. Ну а внутри самой партии был взят курс на активное использование такого инструмента как праймериз. И если в 2007 и 2011 годах предварительные выборы проводились по «закрытой» модели, в которой и выдвигаться, и голосовать могли лишь члены партии, сторонники и представители дружественных общественных объединений (например, «Народного фронта»), то к нынешнему, 2016 году установка на народное голосование приобрела форму императива. Подоплека понятна – лучше взять всех не определившихся с партийными предпочтениями активистов под свое крыло и встроить их в систему. Но сделать это надо так, чтобы не дать никому повода сомневаться в чистоте помыслов партии. Публичное выражение такая установка нашла в провозглашении трех основных принципов предварительного голосования 2016 года, так называемой формулы «КОЛ», согласно которой партийная машина на всех уровнях обязана обеспечить конкурентность, открытость и легитимность процесса.

Пройти по узкой дорожке между Сциллой народного доверия и Харибдой партийных интересов – задача непростая. Решать ее региональные отделения в субъектах РФ взялись абсолютно по-разному. Да что там региональные, в организации праймериз в различных муниципалитетах в рамках одной области, края или республики порой можно наблюдать кардинально разные подходы. Где-то специально созданные оргкомитеты по проведению предварительного голосования следуют каждой букве регламентов, обеспечивая максимальное привлечение участников (тех, за кого будут голосовать) и информирование выборщиков (тех, кто сможет отдать голоса). Изыскиваются возможности предоставить кандидатам в кандидаты площадки для агитации, ресурсы муниципальных и государственных СМИ, партия берет на себя организацию дебатов, встреч с населением и так далее. Игра в «выборы по-честному» идет, что называется, не понарошку. В таких праймериз порой участвуют откровенно оппозиционные партии политики, использующие предварительное голосование «Единой России» для фактического увеличения агитационного периода на предстоящих осенью выборах. Яркий пример – Борис Надеждин, бывший член политсовета партии «Правое дело» и избирательного блока «Союз правых сил», выдвинувшийся на праймериз в Госдуму по 118 Дмитровскому одномандатному округу. Другой полюс в организации предварительного голосования демонстрируют региональные партийные структуры, воспринявшие директивы Москвы, как неизбежное зло. Вместо открытости – «приоткрытость», вместо реальной конкуренции – ее качественная имитация, достаточная для обеспечения формальной легитимности.

А как у нас?

А что же происходит в Югре? Наверное, будет справедливым сказать, что округ находится где-то в промежутке между передовиками и аутсайдерами выполнения новой генеральной линии партии. Ярких политических баталий на предварительных выборах у нас явно не наблюдается, и, в то же время, тема праймериз постоянным фоном звучит в СМИ, на улицах появились баннеры, зазывающие 22 мая на счетные участки, при желании уверенный пользователь интернета может найти в сети довольно много информации о предстоящем голосовании. Формально к нашим единороссам, вроде бы, нет претензий. На право быть выдвинутым по 222 одномандатному округу в Госдуму претендуют девять человек, по 223 – 13 участников ПНГ. Средний конкурс по количеству заявлений на праймериз в областную думу составил 3,3, в окружную – более 3,8. По людям картинка несколько иная, дело в том, что кое-кто из участников ПНГ подал несколько заявлений сразу в несколько дум, а некоторые выдвигаются как по одномандатным округам, так и по спискам. Что касается города Нижневартовска, которому предстоит голосовать еще и по отбору кандидатов в муниципальную думу, итоги приема заявлений скромнее, чем в областное или окружное Заксобрание. При 25 депутатах в городском представительном органе, куда партия может направить своих кандидатов, на праймериз отбирать лучших будем из 59 человек. Конкурс не дотягивает и до 2,5 участников на место. В 16 избирательных округах заявилось лишь по два человека. В девяти – по три.

Общая картина вырисовывается довольно странная. Если учесть, что среди участников праймериз много новичков, никогда ранее не избиравшихся, получается одно из двух: или наши новоявленные политики настолько наивны и самонадеянны, что сразу замахиваются на крутые вершины региональных и федеральных политических олимпов, или они появились по чьей-то просьбе и на самом деле на победу не рассчитывают. Хотя, возможен и третий вариант – люди просто заявляют о себе, выбирая для этого более значимую площадку.

Так или иначе, низкая активность участников праймериз в городскую думу удивляет. Вроде бы именно муниципальные депутаты ближе всего к народу. Именно от их решений должно многое зависеть в жизни горожан. А стало быть, и активистам из числа последних, особенно участвующим в выборах впервые, резонно пробовать свои силы на местных выборах. Мы далеки от мысли, что городской депутатский корпус настолько утратил свой авторитет, что туда никого и никакими коврижками не заманишь. Возможно, все-таки местное отделение «Единой России» где-то недоработало в плане привлечения «свежей крови» соискателей народного доверия, информационную кампанию по возможности участия в праймериз точно не назовешь активной. Были публикации и сюжеты в муниципальных СМИ, какие-то сообщения в социальных сетях, не более того. Ни местной партийной газеты, ни специализированных сайтов, ни тематических групп в тех же соцсетях нижневартовцы не увидели. Между тем, условно вакантных мест среди выдвиженцев от «Единой России» целая дюжина. Из двадцати пяти действующих депутатов в праймериз участвуют лишь двенадцать: Л. Чабанец, Н. Зяблицкая, Т. Жигулина, Г. Гасымова, С. Жигалов, Н. Книжников, С. Землянкин, П. Лариков, С. Титова, Л. Быкова А. Сатинов и Л. Дольников. Плюс тринадцатый – глава города Максим Клец.

Можно предъявить претензии партии и по части информирования выборщиков, то бишь, жителей города о том, кто намерен участвовать в предварительном голосовании. Если со списками кандидатов в кандидаты Государственной Думы можно ознакомиться на специальном сайте «Кандидат» «Единой России», то полный список участников предварительного голосования по городской думе появился в газетах лишь на этой неделе, а списки вартовчан, участвующих в праймериз по одномандатным округам и спискам в окружную и областную думы вообще обещают опубликовать лишь накануне выборов 20-21 мая. Особый колорит такому подходу придает тот факт, что перед жителями Нижневартовска в ближайшее воскресенье будет стоять крайне сложная задача – всем, кто явится на участки, выдадут по восемь (!) бюллетеней, в каждом из которых можно будет отмечать галочками любое количество стоящих в них фамилий. Дело в том, что голосование на праймериз рейтинговое – поддержать по любому округу можно хоть всех участников. В этой ситуации отсутствие предварительной информации о фамилиях, включенных в бюллетени, конечно, играет на руку известным политикам. Когда выборщик впервые видит список только на участке, у него нет возможности навести справки и разобраться, кто есть кто из предложенных ему кандидатур.

Еще один хитрый «финт», который применили на этом ПНГ матерые политики – подача заявлений в многослойных конфигурациях. Например, Татьяна Жигулина ищет возможности быть выдвинутой сразу в городскую думу и в думу Югры, причем и по одномандатному округу (№ 18), и по списку. Всем говорит, что так ее «партия послала». Светлана Титова вообще заявилась везде, где могла – от городской думы до государственной. Впрочем, оправдание у Светланы Викторовны очень хорошее: «Вот где получу большую поддержку, значит, там меня народ и видит, туда и пойду!».

Который из них свой?

В целом, можно сказать, что на праймериз в Нижневартовске все проходит не только мирно (что очень даже неплохо, учитывая, что все участвуют в ПНГ одной партии), но и почти незаметно. Часть кандидатов с разной степенью активности посещает встречи с выборщиками в школах, вузах и на предприятиях города по составленному исполкомом «Единой России» графику. Но и у этой, казалось бы, демократичной формы агитации есть свои ограничения. Количество вопросов каждому участнику строго регламентировано. К тому же планируемый охват избирателей на таких встречах – 2 685 человек, тогда как имеющих право голоса в городе, согласно спискам городской избирательной комиссии, ни много ни мало – 184 550. Такие городские депутаты-бизнесмены как Сергей Землянкин и Татьяна Жигулина следом за своими окружными коллегами Алексеем Андреевым и Сергеем Великим разместили агитацию на рекламных щитах вдоль городских улиц. Менее состоятельные участники праймериз развесили по подъездам свои листовки, а некоторые пытаются обходить квартиры избирателей, рассказывая о себе. Но все это импульсивно, в последние недели перед голосованием. Системную работу на своем избирательном округе задолго до начала агитационной кампании в рамках ПНГ вел разве что действующий городской депутат Сергей Жигалов. Последствия закономерны – серьезных оппонентов у него не появилось. Другое дело, никто не скажет: возникли бы они, если бы Жигалов не делал ничего?

Очевидно, что на большинстве избирательных округов по выборам городской думы нет видимых проявлений острой конкурентной борьбы. Во всем Нижневартовске нашелся лишь один округ, на котором развернулась настоящая битва за голоса, прямо как на «нас-тоящих» выборах. По новой нумерации, утвержденной в конце прошлого года, это округ № 9, который включает в себя северную часть 10А микрорайона, 16-этажные корпуса по Интернациональной, 49 и пять зданий в 10 микрорайоне на углу Северной и Чапаева. Тут участвуют в праймериз сразу три амбициозных и относительно молодых политика.

Первый – финансовый директор
ООО «НефтьЭнергоСтрой» Руслан Хузин. Руководитель крупного предприятия подошел к работе на праймериз основательно, создав собственную агитационную сеть и активно распространяя агитационные материалы. При этом Хузин сам ходит по квартирам, беседуя с жителями, встретился со студентами двух расположенных на округе общежитий, с руководством школ и организаций. Его агитационные ролики идут в теле-, радиоэфирах и мелькают на уличных экранах. Избирателей привлекает в Хузине главная тема кампании – требование навести порядок в городских финансах. При этом предприятие участника праймериз не имеет никакого отношения к городскому бюджету, кроме того, что пополняет его налогами.

В оппонентах у строителя две Ольги – инженер ЗАО «СибНИПИРП» Ольга Шимарева и директор НП «Координационный центр социальных проектов» Ольга Толстолесова. Последняя уже имеет небольшой политический опыт. 10 лет тому назад, в 2006 году, она пробовала пройти в городскую думу по пятимандатному округу № 3. Попытка закончилась неудачей, Толстолесова заняла лишь 10 место из 13 кандидатов. Спустя пять лет, в марте 2011 года, партия кооптировала ее в состав областной думы после того, как там появилась вакансия в связи с избранием депутата-списочника В. Танкеева в думу ХМАО – Югры. Благодаря такой счастливой случайности, Толстолесова почти девять месяцев пробыла депутатом.

В отличие от Хузина, «некоммерческий» бизнес Толстолесовой тесно завязан на бюджетные деньги. Ольга Николаевна активно занимается организацией детского отдыха для администраций городов и районов ХМАО, ежегодно выигрывая десятки муниципальных контрактов. Ее избирательная кампания на праймериз также очень масштабна. Имея богатый опыт молодежного активиста, Толстолесова делает ставку на работу в соцсетях, придумывает различные дворовые акции, вслед за Хузиным разместила свою агитацию на светодиодных экранах, клеит листовки и раздает на встречах буклеты. Кроме того, бизнес-вумен, решившая участвовать в праймериз «Единой России», так увлеклась избирательными технологиями, что решила уподобиться известному оппозиционеру Навальному, поставив на территории 10А микрорайона агитационные «кубы».

Про тезку Толстолесовой никто из опрошенных нами экспертов ничего определенного сказать не смог. Сама Шимарева, которой нам удалось дозвониться, заявила, что уверена в своей победе и предпочитает листовочным войнам личные встречи с избирателями.

Таким образом, жителям 9 округа, к которым относится и автор этих строк, можно позавидовать: им точно есть из кого выбирать. Для нас официальный слоган предварительного народного голосования югорских единороссов «Выбери своего кандидата!» – вполне уместен. Вот только как определиться с выбором? На этот вопрос каждый житель, который решит прийти на счетные участки предварительного народного голосования 22 мая, должен ответить самостоятельно.

Юрий Андреев

13:45 19.05.2016
858

Оставить сообщение:

Поделитесь новостями с жителями города
Если Вы стали свидетелем аварии, пожара, необычного погодного явления, провала дороги или прорыва теплотрассы, сообщите об этом в ленте народных новостей. Загружайте фотографии через специальную форму.
Рекламный баннер 970x90px 970na90