Поселок Солнечный: жизнь на окраине

309 домов, непригодных для проживания, продолжают оставаться «белыми пятнами» на карте Нижневартовска. В них живут
2 300 семей. По последним официальным данным, снести эти дома планируют не раньше, чем через 10 лет. При условии финансирования на должном уровне и нынешних темпах сноса избавляться удается от порядка 30 домов в год. На 2016­й в программе сноса – 33 дома. Поселок Солнечный в этом году в пролете – снос там запланирован в 2017­2018 годах. Люди ждут, надеются и верят.

В глазах многих россиян северные территории – Югра и Ямал – выглядят богатыми регионами, эдакими Эльдорадо, где местные жители купаются в нефтегазовых потоках и лопатами гребут деньги. Многие до сих пор думают, что если сюда приехать, то, как в басне, «под каждым вам листком будет готов и стол, и дом». Нет, народ у нас гостеприимный, чего уж там. Но вот с лопатами для денег и домами у нас туго. До сих пор есть те, кто приехав сюда в начале 80-х годов, живет отнюдь не в хоромах.

Обычная житейская история заставила побывать в Солнечном. Никогда там не была прежде. Мы с подругой с первого раза и поворот в поселок проехали, пришлось возвращаться. Повод для визита был печальный – умер свекр моей подруги. Похоронные хлопоты привели нас сюда, в эту часть города между Дивным и «гидрой», как называют в народе жилую часть поселка в районе НТГМ.

Владимир Михайлович Кобелев прожил в своем домике в Солнечном с конца 80-х. Много лет проработал водителем. Был самым старшим по возрасту жителем поселка. Поскольку здесь все друг друга знают, то радость или горе – событие общее. На поминках все о нем говорили с уважением. В июне он умер в сургутском кардиоцентре, ему было 74 года. Север так и не отблагодарил Владимира Михайловича за терпение и ожидание, не дал ему нормального жилья. Его дом, хоть и на окраине поселка, так и не значится в списках на снос в ближайшие три года. Говорят, он полюбил свой барак в поселке Солнечном, и в последние годы не желал слышать разговоров о смене места жительства (дети хотели забрать его к себе на юг) и о новой квартире. На поминках мы познакомились с соседями Владимира Михайловича. Потом появилась мысль заехать в гости еще раз, чтобы рассказать нижневартовцам, утонувшим в заботах совсем другого ранга, о том, чем сегодня дышит Солнечный, а также о живущих здесь людях.

Оговоримся сразу. Штамп о том, что до сих пор «в балках живут халявщики и лентяи» в корне неверный. Истории этих людей, верных северной земле, очень похожи. Как и многие из нижневартовцев, они приехали на север в начале 80-х, работали, некоторые продолжают трудиться. Среди них немало честных граждан – не нарушают закон, исправно платят налоги и квартплату. А невозможность самостоятельно решить свой жилищный вопрос, ожидание бесплатного жилья и желание воспользоваться законным шансом, чтобы получить обещанное, вряд ли можно ставить им в упрек. Если не были в их шкуре.

Реклама на ржавом гараже, предлагающая мобильный интернет дешевле черешни, огромная лужа (она – поселковая достопримечательность) и мошкара (по словам жителей Солнечного, территорию поселка никогда не обрабатывают от мошки) встретят вас у въезда в эту часть города. Сами жители поселка называют его «старый Солнечный» или в шутку «солнечный Азербайджан». Почему возникло последнее название вполне понятно. Сегодня больше половины жителей поселка – мигранты, приехавшие сюда на заработки в поисках лучшей доли. Жилье здесь они снимают большими семьями – дети и молодежь на улочках Солнечного есть всегда. Живут все вместе дружно. Единственный поселковый магазин «Караван» в народе называют «У Феди», хотя хозяина, человека южных кровей, зовут вовсе не Федор. Как и много лет назад, здесь всех соседей знают по именам. За высокими заборами тут не прячутся.

- Многих старых жителей уже нет, я всех знала. Остались Борщевы, Кобелевы, Королевы, Босиков, Бровченко, Кривопляс, Величко и Сурто – это я, – рассказывает Рита (Руфия). Она встретилась мне на улице поселка, и предложила котенка. На днях ее кошка принесла в дом пятерых котят, вот Рита их и пристраивает.

- На каких основаниях живут здесь мигранты и сколько платят за жилье? – переспрашивает Рита. – Так, не знаю, они нам не докладывают. Снимают, поди.

Ей 57 лет. Здесь она живет с 1989 года, вышла замуж и перебралась из поселка Высокого, куда приехала на большую северную стройку из Вятских полян. Работала и кухрабочей в столовой, и в ПАТП, и на заводе «Северная вода». С последнего места работы вышла на пенсию.

Пенсия у Риты – 8 тысяч рублей с хвостиком. Правда, на руки она получает лишь половину. Потому что остальное высчитывают за долги по квартплате. Задолженность у Риты большая – почти 200 тысяч рублей. За свою квартиру ей тоже приходится платить немало. Женщина показывает квитанцию за май, где значится цифра в 3 766 рублей (и это за «двушку» площадью 41,3 кв. м). Почти столько же мы платим за однокомнатную 33-35 кв. м в благоустроенном доме. В общем, за коммуналку жители Солнечного платят как все. Только вопрос: за что? По идее, за то, в каких условиях они проживают, им еще доплачивать должны.

Старые дома в полном смысле слова выглядят убого и словно карточные. В Ритином доме, например, полы разного уровня. От того комната расположена выше других на 30-40 сантиметров, а батареи глубоко внизу. В коридоре так и вовсе пол по диагонали – под наклоном градусов 30.

- Да тут спишь и не знаешь, то ли дом ходуном ходит, то ли соседи топают, – смеется Рита. – Септик откачиваю за свои деньги, 500 рублей за услугу, – рассказывает она. – Горячая вода только зимой, потому что идет от отопления.

И хорошо, что прошлогодняя «большая вода» до Солнечного не дошла. Словно пощадила их природа. Куда им еще неприятностей, и так живут непросто. Ритин дом № 24 стоит в программе сноса на 2018 год. Она намерена дождаться этого момента во что бы то ни стало. Волнуется правда, дадут ли ей долгожданное благоустроенное жилье из-за большого долга по коммуналке.

Балки и жилье, непригодное для проживания, – терминология западно-сибирского происхождения. В других регионах для обозначения временного жилья чаще употребляется слово «времянка». От обычного его отличают условия далекие от понятия комфорта и цивилизованности. Как правило, там нет водопровода и канализации. Жить в таких домах долго никто не собирался – сибирский климат не располагает. И местному «наземному» жилью с хилыми коммуникациями давно пора бы стать музейным экспонатом. Но оно еще стоит.

Борщевы Константин и Елена живут в Солнечном с 1985 года. Переехали сюда из Башкирии, когда их старшему сыну было шесть лет. Их дом № 4 планируют снести в 2018 году.

- Этот поселок принадлежал НСМТ-1, строительно-монтажному тресту. Эти четырехквартирные бараки (дома из бруса) стояли здесь еще в 1976 году, когда я впервые приезжал в гости к сестре, – вспоминает Константин.

- И порядок здесь при тогдашних хозяевах поселка был идеальный, – добавляет Елена.

За свою избушку (полноценного слова «квартира» такое жилье вряд ли достойно) Борщовы каждый месяц платят 3,5 тысячи рублей. У них – без долгов.

- Платить стараемся регулярно, – говорит хозяйка, – только за что платим? Ремонта за 30 лет здесь не было ни разу. Правда однажды, в 2011-м, отремонтировали крышу. Полы всегда сами делали, пока были молодые. Но их почти каждый год приходится менять – все прогнивает от сырости. Да что пол, вы посмотрите – какая у нас плесень!..

Елена ведет меня в зал и спальню, чтобы продемонстрировать прикрытые ковром и обоями заплесневелые плинтусы, углы и стены. Запах плесени и сырости не истребить ничем.

- Вещей хороших не купить и не сохранить, испортятся все равно. Летом всегда держим двери открытыми, чтобы проветривать. А зимой всегда холодно, сколько не утепляй – барак он и есть барак.

- А в ПРЭТ-3 обращались? Что там говорят? – спрашиваю.

- Да, устали там уже от нас, хлопотные мы, – улыбается Елена. – В 2011 году писала заявление, чтобы полы поменяли, так его потеряли. В 2015-м пошла снова по этому вопросу, сказали: в 2016-м приходи. Нынче пошла: мне говорят, а зачем, все равно сносить в 2018-м будут. Предложили, правда, брус и лаги, а доски, сказали, сами ищите. Пришла как-то мастер из ЖЭУ, я ей половицу отодвинула, оттуда как вонью пахнуло – ей не понравилось. Пишите, говорят. А толку-то писать? Воду из-под дома откачивают, но она все равно появляется. И септик стоит, но это не помогает. Сырость не победить.

Это действительно, так. Даже если холить и лелеять свой домик, в Солнечном это уже не поможет. Бараки отслужили свой срок.

Пример тому – жилье Лидии Романовны Королевой. В доме № 1 она живет с 1983 года, и дождаться сноса им остался год. Очередь до него дойдет в 2017-м. Дом Королевых внешне выглядит ухоженным. Пристроена и выкрашена голубой краской аккуратная веранда. Во дворе разбит небольшой огородик, растут лук, щавель. Правда, еще на грядках растут мох, лишайник и какие-то плесневелые грибы, и это соседство женщину тревожит.

- Разве на хорошей земле будут расти грибы неизвестного происхождения? – вопрошает она.

В доме тоже чувствуется хозяйская рука: порядок везде идеальный. Это была единственная квартира, где пол под ногами не ходил ходуном. И внешне все выглядело пристойно, пока Лидия Романовна не отвернула в углу кусок отходящих обоев – сырость и плесень живописно расписали стены жилья. «Дышать нечем, – говорит женщина. – Я часто по больницам бегаю: то одно, то другое».

В этом доме, единственном из всех в Солнечном, туалет находится не в доме, а на улице. Тем не менее под бараком стоит вонючая жижа, и откачка не спасает. Видимо, причина этого еще и в том, что недалеко от дома находился общественный туалет, который недавно снесли. Про него разговор отдельный.

По словам жильцов, в советское время на территории Солнечного находилось три общественных туалета. Они были утеплены, в них проводили дезинфекцию и поддерживали порядок. Потом остался один, в аккурат за домом № 1, где живут Хизриевы и Королевы. Вот его и снесли его нынешним летом, несколько недель назад. Говорят, что сделали это, вопреки всем инструкциям, неправильно. Нужно было сначала откачать, а потом убрать септик. Но откачивать никто не стал. По словам жителей Солнечного, септик просто выворотили бульдозером из земли, а всю «чачу» присыпали песком. Теперь все эти нечистоты ушли под землю и разбавили грунтовые воды, которые разлились под всеми бараками, стоящими в низине на территории Солнечного.

- Вот этой парашей мы постоянно дышим и живем здесь, – разводит руками Лидия Романовна, показывая на жижу под своим домом, – а ведь мы тоже люди, мы просто хотим жить по-человечески. Весной у нас всегда начинают откачивать воду из-под домов, потому что не качать невозможно. Куда только мы уже не обращались, - ничего не помогает. Замкнутый круг. Ответ один: вы сами себя топите. А нам-то что делать? Мы же люди…

Немудрено, что в таких условиях проживания одному из жильцов поселка не так давно был поставлен диагноз: «туберкулез», открытая форма, он сейчас находится в стационаре.

Практически в аварийном состоянии находится дом № 14, где с 1990 года живет Ирина Кривопляс. Точнее, половина дома. Две квартиры этого барака переселили несколько лет назад. Они уже почти развалились. Внешняя стена оставшейся половины не утеплена, отопление отрезано. Вот по этому поводу делегация из Солнечного как-то и отправилась на прием к депутату городской думы Лидии Чабанец. Своего депутата жители поселка знают хорошо. Только вот она, по словам жильцов, их избегает.

- В 2013 году мы пошли к ней на прием, она сказала: да, вас переселяют, вы готовьте документы и все такое, – рассказывает Ирина Кривопляс. – Потом ждем, а в ответ – тишина. Мы снова пошли на прием. Она говорит: нет, вам будут делать капитальный ремонт. А когда в третий раз пошли, то нас не приняли, сказали, занята. Говорят, нынче она снова избирается по нашему избирательному округу…

- Ничего-ничего, – зашумели женщины, – мы все равно решили в этом году, что все будем за ЛДПР голосовать.

Их действительно не очень жалуют во всех инстанциях, считая скандалистами, потому что, желая получить обещанное, порой они пытаются «прижимать чиновников к стенке». Кому это понравится? Но понять их тоже можно.

- Зато в нашем доме крышу новую перекрыли, видимо, чтобы внешний вид не портить. А потолки под крышей – дырявые, – показывает во время экскурсии по развалинам половины барака Ирина Кривопляс.

- Вы про туалет обязательно напишите, – говорит подошедший мужчина, житель поселка, – потому что после его сноса территория поселка превратилась в один большой туалет…

- Да не поможет это. К Гордону надо на передачу, к Гордону, – размышляет другой, попыхивая папироской.

Отчаяние и напряжение людей вполне понятны. Жизнь у жителей Солнечного далеко не солнечная. И когда начинаешь в нее вникать, то становится даже неловко за свою благоустроенную жизнь без балочных проблем. Им осталось потерпеть еще немного. Но даже глядя на номера своих домов, которые значатся в официальном документе – Перечне домов, подлежащих сносу в Нижневартовске в 2016-2018 годах, – они не уверены до конца и сомневаются: будет ли выполнено обещание? К слову, о сносе ветхих домов эти люди знают больше, чем кто-либо.

- Мы знаем, что в этом году сносят в том числе и дома, которые обещали снести еще в 2014 году. Поэтому, кончено, доля сомнения есть в нашем ожидании, – говорят жители Солнечного.

И просят не писать «ничего такого», чтобы не вызвать на себя гнев тех, от кого зависит их дальнейшая судьба. Потому что, несмотря на то, что особых иллюзий по жизни жители Солнечного не питают, все они продолжают ждать и верить в свой счастливый билет. И еще в то, что их дети и внуки обретут свой собственный угол на этой суровой, но ставшей родной, земле. И проживут в более достойных условиях, чем они.

Татьяна Шлыкова

17:51 07.07.2016
1084

Оставить сообщение:

Поделитесь новостями с жителями города
Если Вы стали свидетелем аварии, пожара, необычного погодного явления, провала дороги или прорыва теплотрассы, сообщите об этом в ленте народных новостей. Загружайте фотографии через специальную форму.
Рекламный баннер 970x90px 970na90